...или войдите через аккаунт соцсети

Зарегистрироваться Забыли?

Футбол


26 сентября 2006 (09:33)

Эдуард Сон: Я бредил командой родного города

Эдуард Сон: Я бредил командой родного города Одним из лучших воспитанников карагандинского футбола был чемпион СССР в составе дпепропетровского «Днепра» Эдуард Сон. Предлагаем читателям отрывки из его интервью нашим украинским коллегам.

- Давайте вернемся к истокам вашей карьеры. В «Днепр» вы пришли из Смоленска, а до этого играли в «Кайрате». Как попали в главную команду Казахстана?
- Первым, у кого я постигал азы футбола, был Серик Бердалин - в прошлом футболист карагандинского «Шахтера». Играл в полузащите, славился умением перехитрить соперника. И когда я начинал у него, а мне было лет 7-8, он меня учил этим хитрым ходам и финтам. Потом мне это очень пригодилось. В то время я, как и все пацаны Караганды, бредил командой родного города. Но, когда встал вопрос о переезде в Алма-Ату, Бердалин сказал следующее: «Эдик, в «Шахтер» ты всегда успеешь вернуться, а в АлмаАте непременно надо попробовать, может быть, зацепишься». И он оказался прав. Мое становление прошло в алма-атинском спортинтернате, куда собирались ребята со всего Казахстана. В 15 лет меня туда пригласили, так я покинул родные места, куда приезжал с тех пор только в гости. А в 16 лет меня пригласили в дубль «Кайрата», который тренировал Игорь Волчек. Играл я за сборную Казахстана, и после всесоюзного турнира попал в юношескую сборную СССР. В первой лиге, где тогда выступал «Кайрат», дебютировал в 1983 году, когда мне было 19 лет. Зацепиться было сложно, тогда в команде были два ведущих нападающих - Стукашов и Пехлеваниди, - которые были очень популярны. Когда Стукашова пригласили в московское «Динамо», стал вопрос о втором нападающем. В дубле нас было трое: Николай Зайцев, Юрий Найдовский и я. Повезло мне, и в 85-м я сыграл около 20-25 матчей. Правда, много не забивал. Но дебют получился ярким. Первый гол забил своему кумиру - Дасаеву. «Кайрат» в течение 10 лет не мог в Москве даже вничью сыграть, и 3-4 гола всегда от «Спартака» привозили. В том матче спартаковцы делали искусственное «вне игры», Курбан Бердыев отдал мне скрытую передачу, и я практически с центра поля бежал на Дасаева. Все гадал, как его обыграть. Когда Дасаев на меня вышел, я ушел влево и внешней стороной толкнул мяч ему между ног. Ощущения были, как будто на ракете в космос летел!

Постепенно втягивался. Второй мой гол получился очень красивым. Играли мы с «Динамо» (Тбилиси). Сергей Ледовских подал с фланга, я выпрыгнул и пробил в ближнюю «девятку».

«Кайрат» на меня рассчитывал, но в следующем году подошел срок службы, а на меня имел виды московский ЦСКА. Как-то вечером позвонили на базу и сказали, что срочно вызываюсь в Москву для прохождения воинской службы. Это был для меня шок! Все хорошо начиналось, меня любили болельщики, и я мечтал всю жизнь отыграть в любимой команде и жить в Алма-Ате. А тут - такое... Впрочем, у меня были не очень хорошие отношения с тренером Остроушко, и он меня не очень-то и удерживал. Когда прилетел в Москву, меня встретили и отправили на поезд в Смоленск: «Там пройдешь курс молодого бойца». В Смоленске существовала спортрота, а напротив была «учебка». Меня переодели, и отправили туда на 21 день. Вышел из «учебки», принял присягу. На неделю
меня отпустили домой в Караганду, после чего я начал играть за «Искру». Сезон получился для нас неудачным мы вылетели во вторую лигу.

Как-то играли мы на Кубок с Никополем, и я сыграл ярко. Хорошо тогда сыграли еще и Сергей Жуков, и Петя Нейштетер. И после этого матча нас пригласили в «Днепр». Жуков, правда, затем в последний момент пошел в «Торпедо». Как раз ушли Протасов с Литовченко, и им искали замену. «Днепр» во многом держался на этих двух игроках. Я, конечно, волновался. На одно место тогда взяли 4 или 5 нападающих: Сергея Морозова, Вадима Евтушенко, меня, был Вася Сторчак, Сидельников еще нападающего играл - и по приезду я из-за этого немного расстроился. Тогда меня звали еще и в московское «Торпедо», и опять в «Кайрат». Я понял, что в «Днепре» будет очень сложно пробиться: играли Лютый, Шахов, Кудрицкий зарекомендовавшие себя игроки. Нина секунду не жалею, что оказался в «Днепре». Эта команда дала мне даже больше того, о чем я мечтал - здесь я стал чемпионом и обладателем Кубка СССР, играл в еврокубках.

- А как же удалось ускользнуть из рук ЦСКА?
- В то время в ЦСКА были неплохие нападающие: Масалитин, Татарчук, Кухлевский, Березин, поэтому серьезного предложения от армейцев не последовало. Хотя мне по окончанию службы предлагали стать офицером: для этого следовало подписать контракт на 25 лет. Но армия и я – это две несовместимые вещи. Не люблю «по струнке» ходить, жить «по команде», поэтому и отказался.
- И как вас приняли в «Днепре»?
- Честно говоря, сложно. Какой-то пацан приехал из Казахстана занимать место. Но мысли у меня были направлены только на то, чтобы заиграть. Старался не нарушать режим, распорядок дня, серьезно готовился. Подружились мы очень с Кудрицким и Багмутом. Зауважал сразу Тищенко, который был прекрасным игроком и лидером, Сорокалета уважал. В атаке мне места не оказалось, и Кучеревский мне предложил место левого полузащитника. Для меня эта позиция была новой, и большую помощь мне оказал Саша Сорокалет, который на 7 лет старше. Он много подсказывал, как поступить в той или иной ситуации. И в первом сезоне я забил 8 мячей, что для полузащитника очень прилично. Но настоящая уверенность игрока основного состава пришла в середине 89-го после выигрыша Кубка.
- Какой самый памятный для вас гол за «Днепр»?
- В матче с минским «Динамо» на Кубок Федерации. Сразу после игры мы отправлялись за рубеж - уже были куплены билеты. После игры мы, конечно, хотели заехать домой, попрощаться с семьями. Проигрываем 0:1, и за 3-4 минуты до конца Коля Кудрицкий забивает. Ничья - и, значит, дополнительное время. Не очень-то мы и радовались этому голу... А буквально на последней минуте Багмут передал мяч в центр, Лютый сбросил, я стоял спиной к мячу, сделал сальто и забил победный гол - 2: 1. Все получилось удачно: выиграли Кубок, завершили «вовремя» матч, да еще и гол я забил такой красивый. Это самый яркий, наверное, эпизод, а вообще я все свои голы помню, как будто вчера это было.
- Давайте перейдем к самой неизвестной части вашей карьеры футболиста, каковой, как ни странно, является выступление во Франции. Кроме названия команды и
мест, которые она занимала, ничего не известно...

- Спустя некоторое время я начал жалеть о том переходе, потому что игры в еврокубках, лидерство в советском чемпионате по сравнению с клубом второго дивизиона «Аяччо» - все-таки большая разница, Скрывать не буду: ехал заработать, все-таки девальвация рубля сильно ударила по нашим карманам, Когда окунулся в тот футбол, конечно, расстроился - наверное, нужно было обождать и найти футбол более высокого уровня.

Пробыл я в «Аяччо» два года, К сожалению, в первом сезоне получил травму: «полетели» крестообразные связки и мениск. Более полугода лечился; а не играл в общей сложности 9 месяцев. Чемпионат закончился, и клуб хотел расторгнуть со мной контракт, но у меня характер настырный, и вернуться в строй удалось, И во втором сезоне я стал лучшим бомбардиром команды, однако клуб потерял профессиональный статус, и, таким образом, мой четырехлетний контракт прервался. Они предложили мне подписать любительский контракт на прежних условиях, но, памятуя об отношении ко мне во время лечения, я отказался. Звали «Дюнкерк», «Лаваль», «Тулон». Продолжил карьеру я в другом клубе третьего дивизиона «Перпипьяне» - в этом городе меня и сломали. Тогда, я, шутя, сказал тренеру, что он, наверное, хочет компенсировать тот случай, Мы заняли первое место, а я стал лучшим бомбардиром с 14-ю голами, Согласившись продлить контракт еще на два года, я уехал в отпуск, но по возвращении оказалось, что у «Перпиньяна» бюджет не позволяет держать команду во втором дивизионе - нужно уменьшать зарплату. Я от этого наотрез отказался, ведь у меня были все основания рассчитывать, наоборот, на увеличение зарплаты. Моим импрессарио был тогда Доминик Рошто, и я попросил его что-то найти. Но это уже был конец межсезонья, и все команды были укомплектованы. Рассматривал варианты и в других странах: приглашали в Эмираты и Израиль. В Эмираты не поехал из-за возможных семейных сложностей, ведь жене было бы сложно, учитывая тамошние устои, выходить в город, А когда поехал в Израиль, пообщавшись с другими нашими игроками, узнал, что руководители клубов там - не очень серьезные люди, и можно запросто попасть впросак. Начал задумываться и о возвращении - звали в «Ротор», Разговаривал я с Горюновым, но в России была опасная обстановка, и мы решили остаться во Франции. У меня был выбор между «Лиможем» и «Руаном». С президентом «Руана» мы встретились, и он предложил мне по окончании карьеры работу. Поразмыслив, я принял его предложение, хотя условия как у игрока у меня были хуже. Тьфу-тьфу, очень доволен, потому что, можно сказать, нашел себя в текстильном бизнесе, который хорошо развивается. Спортивная карьера закончилась в 98 году, когда мне было 34.

Александр Петров, Вадим Тахтерин
"Спортивный портал Казахстана"

Комментарии

Комментировать могут только авторизованные пользователи, или зарегистрируйтесь

...или войдите через аккаунт соцсети